8 800 555 25 18
ЗВОНОК ПО РОССИИ БЕСПЛАТНЫЙ
+7 861 2 777 888
ДЛЯ ЗВОНКОВ ИЗ-ЗА ГРАНИЦЫ
02.04.2008

Председатель Правления банка «Кубань Кредит» Елена Семеновна Простякова приняла участие в «круглом столе», который проходил в редакции газеты «Бизнес-среда» и был посвящен вопросам банковской деятельности, перспективам развития банковского сектора экономики, росту процентов по вкладам и проблеме ликвидности.

02.04.2008 «Бизнес-среда» 26 марта 2008 г. Экономический проект «Краснодарских известий» ПОВЫШАТЬ СТАВКИ — НЕ В ИНТЕРЕСАХ БАНКОВ

После февральского повышения ставки рефинансирования читатели «Бизнес-среды» стали задавать вопросы, большинство из которых отражает беспокойство обывателя. Когда последний не знает, чего ждать, он всегда предполагает худшее.
Ради прояснения ситуации редакция «Бизнес-среды» провела круглый стол по банковской деятельности, беседуя с его участниками о том, какой они видят перспективу развития банковского сектора экономики, будут ли расти проценты по вкладам, какова вероятность пересмотра ставок по ипотечным кредитам, насколько актуальна для банковской системы Кубани проблема ликвидности.
В беседе приняли участие Председатель Правления банка «Кубань Кредит» Елена ПРОСТЯКОВА, заместитель председателя Правления Кубанского универсального банка Раиса МАЛЕЦКАЯ и заместитель генерального директора ОАО «Крайинвестбанк» Зоя АНДРЕЕВА. Разговор получился откровенным и, на наш взгляд, расставил точки над многими.

Денег хватит всем
— В середине минувшего января зампред ЦБ Алексей Улюкаев и министр финансов Алексей Кудрин признали, что в России существует опасность кризиса ликвидности. А буквально через считанные дни Центробанк поднял ставку рефинансирования, удорожив межбанковские займы. Значит ли это, что угрозы кризиса ликвидности в России нет? Или Центробанк решил отойти от поддержки банковской системы страны и сосредоточиться на борьбе с инфляцией?

Зоя АНДРЕЕВА:
-Ставка рефинансирования напрямую зависит от инфляции и, как правило, отличается от нее на полтора-два процента. В минувшем году инфляция заметно превысила расчетный уровень (составив, по данным МЭРТ, 11,9%. — Ред.) Неудивительно, что вслед за этим Центробанк поднял и ставку рефинансирования.
Может ли это напрямую повлиять на нашу ликвидность? Эта проблема скорее для крупных банков, привлекающих межбанковские кредиты, в том числе и за границей. Мы же таких затруднений не испытали.
-То есть можно ли сделать вывод, что для региональных самостоятельных банков проблема ликвидности не стоит?

Елена ПРОСТЯКОВА:
— Она может быть актуальна для десяти — двадцати самых крупных банков страны, активно занимающих средства на межбанковском рынке. А такие банки, как наш, у Запада не занимали. Мы даже не занимаем на внутреннем рынке, а наоборот — размещаем свои средства. С запасом ликвидности на сегодняшний день у нас проблем нет. Все свои программы «Кубань Кредит» реализует в запланированном объеме.
— Отсутствие проблем с ликвидностью, безусловно, хорошая новость. А как вы объясните следующий нюанс. Когда ставка рефинансирования уменьшилась, банки в течение месяца (а то и двух недель) снижали свои ставки и по кредитам, и по вкладам, активно оповещая об этом своих клиентов. Теперь ставка рефинансирования повысилась. Это произошло еще в феврале, но банковские ставки остались неизменными…

Елена ПРОСТЯКОВА:
-Из-за повышения ставки рефинансирования всего на 0,25 процента пересматривать наши процентные ставки нет смысла. Они у нас и так достаточно привлекательные. Более того, непосредственно наш банк и после последнего снижения ставки рефинансирования (с 10,5 до 10% в июне 2007. — Ред.) ставки по вкладам не уменьшал. Мы стабильно держим их на одном уровне. Считаю, это должно вызвать уверенность у клиентов в том, что банк не колеблется в принятых решениях.

Зоя АНДРЕЕВА:
— «Крайинвестбанк» тоже не пересматривал свои ставки. Если говорить о вкладах — у нас есть депозиты, предусматривающие доход до 12 процентов годовых. На сегодняшний день они вполне привлекательны для вкладчиков.
— Мы говорили о вкладах, но население и бизнес не меньше волнуют и ставки по кредитам. После повышения ставки рефинансирования на 0,25 процента они остались неизменными. А какое повышение, на ваш взгляд, оказалось бы критичным, заставив банки корректировать свои кредитные продукты?

Елена ПРОСТЯКОВА:
— Как бы ни менялась ставка рефинансирования, у каждого банка есть своя политика по привлечению и размещению средств. В нашем банке ставка рефинансирования играет роль только в вопросах налогообложения. На сегодняшний день мы не собираемся менять нашу политику при любых колебаниях, если только они существенно не изменяют налогообложение.
В то же время мы все работаем в одной стране, и если ставка рефинансирования повысится до 11 процентов — экономические условия изменятся и заставят банки пересматривать свои ставки. Произойдет ли это, сказать трудно. Судя по прессе, Центробанк намерен повышать ставку рефинансирования, если инфляция продолжит рост.

Зоя АНДРЕЕВА:
— У нас немного другая ситуация. «Крайинвестбанк» привлек миллиардный синдицированный кредит и собирается его пролонгировать. Мы привлекли эти средства на одних условиях, но ставки на рынке межбанковского кредитования с тех пор не увеличились. Если на момент пролонгации договора они еще возрастут, мы вынуждены пересмотреть условия кредитов, выдаваемых за счет этих средств предприятиям. Но физических лиц это не коснется.
Американский вариант не пройдет
— Еще одна горячая тема — ипотека. В конце прошлого года ужесточились требования, предъявляемые к заемщику Агентством ипотечного жилищного кредитования (АИЖК). Так же поступили многие банки. Повлияло ли это на кубанский рынок? Стало ли в крае больше отказов по ипотеке?

Елена ПРОСТЯКОВА:
— В нашем банке увеличения количества отрицательных решений не произошло. Даже до ипотечного кризиса в США, когда стандарты АИЖК были более либеральными, банк подходил к заемщикам очень внимательно. Были случаи, когда по стандартам АИЖК клиент проходил, но мы все равно просили его предоставить дополнительную. Считаю, банки должны вести взвешенную кредитную политику. Еще два года назад я прочитала, что в Америке ежегодно объявляет личный дефолт миллион человек. То есть миллион американцев признавали себя неспособными выполнить обязательства по кредитам. Так что этот кризис был предсказуемым. Он произошел и даже перебросился на другие финансовые рынки.
Мы подходим к заемщикам более осмотрительно, и у нас угрозы ипотечного кризиса не существует. А проблема доступности ипотеки лежит в несколько иной плоскости. У многих кубанцев очень низкий доход. Во всяком случае официальный. Какой кредит можно взять под зарплату в 5–6 тысяч рублей? Наши люди должны присматриваться к западному опыту. Не пытаться сэкономить на налогах и не соглашаться на зарплату в «конвертах». Из-за этого в перспективе они больше проигрывают — и в пенсиях, и в возможных кредитах.

Зоя АНДРЕЕВА:
— Я бы не сказала, что интерес населения к ипотеке или количество положительных решений по ней в последнее время уменьшилось. Но я согласна с Еленой Семеновной в том, что многие кубанцы из-за недостаточных официальных доходов на ипотеку рассчитывать не могут.
Анализ ипотечных заявок показывает, что только 75 процентов заявок соответствуют всем необходимым требованиям, предусмотренным как законодательством, так и нормативными документами АИЖК.

Раиса МАЛЕЦКАЯ:
— В нашем банке иные сложности. Мы, как муниципальный банк (доля администрации Краснодара — 97%), запустили ипотеку одними из первых — в 2001 году. Тогда еще не было АИЖК, и, разрабатывая собственную ипотечную программу, мы ориентировались на дифференцированный процент. Кроме нас такие проценты применяет только Сбербанк — остальные пользуются аннуитентыми платежами. В результате мы не подошли ни под одну из появившихся позже систем рефинансирования ипотечных кредитов и выдаем их только за счет собственного капитала. Это средства, на которые собственник — муниципалитет Краснодара — увеличивает наш уставный капитал и которые возвращаются в банк по уже выданным кредитам.
В 4-м квартале прошлого года мы очень хорошо поработали, выдав много кредитов людям, имевшим право на субсидии по губернаторской программе: многодетным семьям, учителям, врачам. Тем не менее банк быстро достиг предельной величины норматива долгосрочной ликвидности, и сейчас недостаточность средств заставляет нас немного сворачивать эту работу. Но здесь проблема не столько в платежеспособности заемщиков, сколько в особенностях структуры нашего банка.
— Кстати, о субсидиях. Подогревает ли их предоставление спрос на ипотеку?

Елена ПРОСТЯКОВА:
— Да, но незначительно. Во-первых, о них население еще не слишком хорошо знает. Во-вторых, и те, кто знает, не всегда серьезно относятся к имеющейся возможности. Это парадокс. Власть делает очень много для того, чтобы поддержать людей, желающих решить жилищный вопрос. Субсидии, о которых мы говорим, — это около 200 тысяч рублей на человека. На семью они могут достигать и 400, и 700 тысяч…

Раиса МАЛЕЦКАЯ:
— Я дополню. Одна из многодетных семей, оформлявшая у нас ипотеку, получила миллион рублей по губернаторской программе субсидирования первоначального взноса.

Елена ПРОСТЯКОВА:
… Тем более — миллион. С другой стороны, и банки стараются приблизить ипотеку к населению. Мы открываем дополнительные офисы в районах, делаем рабочей субботу, чтобы люди могли прийти и выяснить: какие кредиты им подходят? Какие документы для этого необходимы? можно ли рассчитывать на субсидию?
Но заемщики нередко хотят даже собирать справки и «бегать» по инстанциям ради субсидии. Это нежелание прикладывать самостоятельные усилия порой просто обескураживает. Никто не говорит, что получить субсидию просто. Но неужели 400 — 600 тысяч рублей не стоят труда?
— Это уже субъективные вещи. В конце концов банки и не обязаны кредитовать тех, кто не прилагает сил для решения собственных проблем.

Раиса МАЛЕЦКАЯ:
— К сожалению, у нас люди часто не понимают значения таких субъективных факторов. И многое теряют. Речь не только о готовности бороться за субсидии или «белую» зарплату.
Например, возьмем норму нашего федерального законодательства, устанавливающую, что банк сообщает о выданном кредите в бюро кредитных историй, только если на это согласен заемщик. Объясните, почему не в обязательном порядке, если мы стремимся сделать кредитование прозрачным? Что в банке должны подумать о заемщике, который против сообщения о кредите в бюро? Банк насторожится и не даст кредит. Выигрывает ли от этого человек? Особенно если он никого обманывать не собирался, а просто (как многие у нас) не хотел о себе рассказывать. И не подумал о том, как его нежелание воспримут…
— Завершая тему ипотеки, хотелось бы коснуться еще одного распространенного страха. Во многих ипотечных договорах предусмотрен пункт, позволяющий банку пересматривать проценты по кредиту. Пока инфляция и ставка рефинансирования снижались, он никого особенно не пугал. Сейчас наметилась обратная тенденция, и заемщики заволновались — не будут ли проценты увеличены? Насколько, на ваш взгляд, обоснованны эти опасения.

Елена ПРОСТЯКОВА:
— Это крайне непопулярная мера, прибегать к которой не заинтересованы и сами банки. Привести к ней может только очень резкий скачок инфляции и вслед за ним сильное, на 1,5–2 процента, повышение ставки рефинансирования. Надеюсь, что этого не произойдет.
Правила приумножения
— Стали общим местом сетования на то, что проценты по банковским вкладам не перекрывают инфляцию. В то же время немало вкладчиков, с подозрением относящихся к депозитам, процент по которым выше ставки рефинансирования. Люди считают, что прибыль съедят налоги.

Елена ПРОСТЯКОВА:
— Это распространенное заблуждение. Да, если доход по банковскому вкладу превышает ставку рефинансирования, он облагается 35-процентым налогом. Но не весь, а только в части превышения. Если ставка рефинансирования сейчас 10,25, а по вкладу начисляется 11 процентов, повышенный налог будет начисляться на разницу между ними — 0,75 процента. Таким образом, доходность такого вклада все равно больше, чем у депозита с процентами, не превышающими ставку рефинансирования.
Но нередко это становится для людей психологическим барьером, и они готовы размещать вклады на менее выгодных условиях, лишь бы не платить налог.

Раиса МАЛЕЦКАЯ:
— Я бы отметила еще один нюанс. Многие из нас по тем или иным причинам декларируют доходы. Доход по банковскому вкладу с процентами, превышающими ставку рефинансирования, тоже подлежит декларированию. Это копейки. Но если о них забыть — это уже нарушение налогового законодательства. Мы всегда напоминаем клиентам, размещающим такие вклады: не забывайте брать в банке справки о материальной выгоде. Они вам потребуются при декларировании. Но некоторые просто не хотят связываться с налоговой и выбирают вклад с меньшими процентами. Так что причина здесь не только в финансовой безграмотности населения, но и в сложности декларирования доходов.

Елена ПРОСТЯКОВА:
— Но я не считаю это большой проблемой. У всех банков ставки по вкладам дифференцированы. Клиенту несложно найти услугу, отвечающую его запросам. Если ты понимаешь свою выгоду — выбираешь более высокий процент. Если хочешь избежать дополнительных сложностей при декларировании — выбирай процент поменьше. Разница будет небольшой, потому что и вклады в целом невелики.
Ведь почему у нас сейчас предел по выплатам в системе страхования вкладов — 400 тысяч и до 2011 года его пересматривать не планируют? Да потому что, по данным статистики, не более 5 процентов населения способны положить на депозит более 400 тысяч рублей. Эта сумма устраивает большинство россиян.
— Тем не менее инфляция обгоняет проценты по депозитам. Доходность большинства ПИФов тоже не превышает этого уровня. Как специалисты финансовой сферы, какие инструменты для инвестирования вы рекомендовали бы читателям?

Раиса МАЛЕЦКАЯ:
— Если говорить о ПИФах, то, чтобы давать рекомендации, нужно знать о рекомендуемом фонде все. Простите, замуж выходим — документы смотрим. А какие документы нам показывают ПИФы? Ничего, кроме доходности за прошлые периоды. А с кем фонд работает, услугами какого депозитария пользуется, какие бумаги имеет в портфеле, какова стратегия инвестирования? Финансы требуют точности, поэтому я остаюсь сторонницей банковских вкладов. Банковская деятельность сегодня крайне зарегламентирована, подотчетна Центробанку и в результате — прозрачна. О ПИФах этого сказать нельзя.

Зоя АНДРЕЕВА:
— Из банковских инструментов инвестирования сегодня очень хорошую прибыльность показывают вложения в драгоценные металлы. В 2007 году граждане, открывшие обезличенные металлические счета в «Крайинвестбанке», получили доходность около 30 процентов годовых. Дорожают все драгметаллы: и золото, и платина, и быстрее всех — палладий. За три последних года цена тройской унции золота увеличилась в три раза. Я полагаю, что в связи с сокращением запасов и добычи золота в мире его цена в ближайшие годы будет только расти.

Святослав Касавченко